Об Эссе Агаты Дудиной-Морозовой
«Художественная литература переходного периода»

 

 

 

 

Редко нас балуют гуманитарии своими размышлениями о той части составляющей нашей сущности, которая нас из людей делает Человеками. И эссе А. Дудиной-Морозовой – о том же. Обратите внимание как стали чахнуть литература, культура, искусство в период прихватизации, перекройки, т.е. в период расцвета потребительства в читающей, грамотной, с мощными духовными корнями стране. Практически перестали приглашать на встречи с почитателями в Останкино писателей, поэтов, композиторов, которые несли в массы свои произведения, как «инженеры человеческих душ». Люди много читали и размышляли над тем или иным произведением. Сейчас же в период всеобщего потребительства эта традиция исчезает.  Хлеба и зрелищ… требует толпа, но и в ней прорастают ростки доброго и вечного… Пример тому – данное эссе. Не всё еще потеряно.

Литература – это огромная система, состоящая из художественных систем, развивающихся по определенным законам, которые можно познать и использовать их для дальнейшего развития самой Литературы.

Мы сейчас активно знакомимся с Новыми Знаниями, познаем истинную картину мира, которая будет неполной, т.к. нас всегда интересовала не только физическая картина мира, но и внутренний мир человека, на формирование которого оказывала сильное влияние художественная литература.

Учёный, имеющий дело с научными или природными системами в отличие от поэта, писателя, художника познает мир через эксперимент, но описывается его беднейшим математическим языком, отражая только какие-то важные свойства этого мира.  Мир ученого и мир поэта, писателя —   две стороны одной медали. Поэтому формулы эффекта от воздействия познанного на сознание человека в поэзии и физике разные. Отличие художественной системы от научной прежде всего в том, что научная система часто предполагает однозначное раскрытие темы, тогда как художественная оставляет пространство для фантазии, воображения, т.к. мысль, например, выражаемая в стихотворении, предполагает подтекст, сравнение, метафору, создавая возможность многоплановости ответа на вопрос: «А что же хотел сказать поэт».  За этим стоит еще и ассоциативное мышление, на   которое рассчитывает поэт у читателя его стихов. Настоящий поэт —  это ученый натуралист, естественник, тонкий психолог, но познающий мир средствами языка, через образы.  Он и физик, и математик, и историк, и ботаник и многое еще чего он может и представляет. Точнее говоря, он исследователь нашего мира и нас самих на всех   системных уровнях. Но его инструментом является литературный язык поэзии. Он описывает мир через образы, через символы, которые ярче и богаче символов математических, дающих скудную информацию об объекте исследования.

И верно подчеркивает Агата: «Искусность образов, красота стиля, многогранность повествования, завершённость формы то, во что облекается композиция словесного творения. Ценность художественного текста, определяется гармоничной, целесообразной, многогранной структурой и внутренней уложенностью смыслов. Сегодня актуальность заменяется на целесообразность, глубина оценивается с точки зрения конструктивной многослойности, а гармония помогает восприятию».

Агата обращает внимание также на суть слова, как энергоинформационную конструкцию…, на многослойность литературного произведения для понимания, что использовали при написании своих трудов Николай Викторович и Свeтлана. В целом в своем эссе Агата озвучила ряд проблем, над которыми нам нужно работать.

 И правильно она обращает внимание на то, «что сей час, нам всем, почитателям Новых Знаний и Стремящимся нужно учиться читать и писать, как бы банально это не звучало».

 

 

И. Кондраков

31.11.2021