ПРЕДДВЕРИЕ 

Футуристический рассказ

Марина Валяева на сервере Проза.ру

 

 

«Явь есть собою новь!…

Плоть и Душа должны быть

не разделимы и гармоничны».

Б.В. Маков[1]

Мы с Вивьен заварожённо взирали на наши собственные тела в погребальных капсулах, а в это же время каждый истинный миг всех наших прожитых земных жизней отображался в пространстве под куполом огромной залы, вспыхивая  и угасая, словно искры костра, становясь неотъемлемой частью Летописи. На церемонию в зале собралось довольно много различных существ — одни только внимательно наблюдали за происходящим, тогда как остальные принимали непосредственное участие в процессе нашего с Вивьен энергетического слияния.  Мы с ней находились по разные стороны богато убранной живыми цветами и большими кристаллами лалла[2] балюстрады, соединённой двойной аркадой из розовых с серебристыми прожилками мраморных колонн, ведущей к Священному Озеру. А там, паря над Озером, в ясной светлой дали сияло и искрилось многоликое очертание Меру[3].

Я ощутила, как поток давно знакомых, но до селе недоступных ощущений и образов вновь вливался и наполнял собою мои структуры, бережно пробуждая деактивированную на долгия лета мощь, и передавая эстафету прогресса без прекращения движения. В этот миг на противоположной от меня стороне балюстрады раздался серебристый звон, затем, как эхо, он прозвучал в каждом отдалённом уголке, и, поднявшись вверх, накрыл мерным гулом всю залу, возвещая, что Вивьен первой уже вступила в Поток слияния, уступая мне возможность сполна изведать всю величественность упоения преддверием волшебства.

Не отрывая взгляда от ослепительно сверкающих структур Вивьен, постепенно сливающихся воедино с моими, я ощутила благоговение от увиденного: словно в медленном танце, две многоуровневые и многомерные структуры, похожие на звёзды, входили во взаимодействие друг с другом, и от этого качественно видоизменялись, становясь чем-то вроде феерического огненного вихря.

Томное волнение и смутное ожидание чего-то неизвестного постепенно и всё проникновенней окутывало меня своими могучими волнами, пока не заполонило совершенно, и я – моё сознание — очутилась под тем самым куполом, где мелькали образы всех наших с Вивьен воплощений. Я стала одной из тех ярких искр, и где-то среди них, но уже неразличима человеческим глазом, была и Вивьен!

И вот процесс слияния вошёл в его самую интенсивную фазу, наши сознания пересеклись и растеклись по временнόй шкале, а затем слились, вновь воссоединяясь в неделимое Единое Целое, каковым оно было до нашего прихода в этот безумный мир. Нам с Вивьен, будучи единым целым, попустило раздробить и разметать по временным вехам свой многомерный образ, воеже[4] уместить себя в отмеренных людям векáх. Мы пришли сюда дабы вернуть Земле похищенный Свет…

 

 

Теле-Га[5] Волшебника зависла в воздухе, и он, ловко спланировав на заснеженную мостовую,  поспешил мне навстречу по набережной, оставаясь невидимым для обывателей так же, как и его транспортное средство, висящее метрах в трёх над землёй. Его чёрный, подбитый шёлком плащ развевался словно по ветру, хотя никакого ветра вовсе и не было. Небо заволокли снеговые тучи, сквозь которые кое-где пробивались солнечные лучи, и звуки человеческих шагов по мостовой затихали, как будто поглощаемые этими набухшими снегом облаками. Мы обменялись дружескими приветствиями и направились в сторону нарядного особняка, расположенного почти в самом  конце улицы. Там, в ресторанчике «La Patrie» на обед собралась знатная компания наших давних знакомых и старых добрых друзей, прошедших с нами сквозь века Тьмы. Сегодня Марсель приготовил компот из настоящих Вологодских клюквы и малины, и слепил манты с тыквой, так что надо было поторапливаться, если мы желали успеть к столу.

По пути я рассеянно разглядывала гуляющих: вон молодая парочка в красных санях бранится, привлекая к себе внимание окружающих, а рядом проезжает тройка конькобежцев, держась за руки и весело переговариваясь, а вон молодой человек, встав на колено, помогает своей девушке приладить коньки; а вон… но я не успела рассмотреть ничего более потому как мой спутник вдруг крепко сцапал меня одной рукой за шкирку, а другой разжал мои губы, схватил и резко выдернул из моей глотки некую невероятно громоздкую структуру, похожую на двухстороннюю рифлёную пилу из добротно сработанных металлических звеньев. Затем он резко оттолкнул меня в сторону и принялся со страшной силой колотить эту «пилу» о мостовую набережной, пока я с вытаращенными от происходящего глазами пыталась либо проснуться, либо избавиться от наваждения каким-то другим способом. Никакой боли от процедуры вырывания из глотки железного монстра я не ощущала, но сам факт случившегося всё же поверг меня в шок: Волшебник умел раскачивать маятник сознания, и невозможно было заранее предугадать, когда он вновь решит качнуть его, и уж тем более в каком направлении, поэтому он чаще всего заставал меня в расплох.

Пока оные мысли проносились в моем сознании, сия умопомрачительная структура в крепких руках моего спасителя интенсивно вспыхивала яростными синими и белыми молниями при каждом ударе о брусчатку, и издавала при этом ужасающий скрежет словно ржавый робот из какого-нибудь фантастического фильма ужасов восьмидесятых годов двадцатого столетия. Но тут Волшебник крепко наступил ногой на зубья пилы, резким движением крутанул и переломил связь центральных звеньев, а затем бросил всю эту обездвиженную, но от того не менее жуткую машину на мостовую прямо к моим ногам – он любил и умел делать подарки. Я засеменила ногами, пытаясь то-ли отпихнуть от себя этого «шварценеггера», то-ли подняться, и тут все звенья железного чудища охватил сноп ярких оранжевых искр, и на наших глазах искорёженная махина вспыхнула и рассыпалась в кучу песка, которая затем полыхнув синим огнём в последний раз, испарилась, словно её и не бывало. А праздные гуляки так ничего и не заметили. Вошебник протянул руку, помогая мне встать, и, подхватив меня словно пёрышко, как ни в чём не бывало, с улыбкой произнёс: «Ну, вот и всё!». Как всегда неожиданно для меня, перед нами колыхнулось и тускло засветилось пятно ноль-перехода. Мой избавитель мягко поставил меня на мостовую, а затем тотчас потянул за руку в сторону ноль-перехода, увлекая за собой в новый для меня мир, туда, где всё прекрасно, и где всё – иначе. Я, сначала радостно шагнув было за ним, вдруг остановилась, стараясь освободить свою ладошку, и прошептала:

— Ступай сам, такой мне невозможно будет пройти туда, ты же знаешь.

Мой спутник слегка наклонил голову набок и хитро посмотрел на меня. Подойдя вплотную и протянув руку, он взял меня за шею, затем  медленно развернул к себе боком и немного наклонил меня, откинув в сторону волосы и обнажая шею. То, что произошло потом, было не только неожиданным, но и абсолютно невероятным: он медленно как бы расстегнул на спине застёжку «молнию» и снял с меня мою… кожу, почти как в сказке про Царевну Лягушку. Кожа, вместе с волосами, словно резиновый карнавальный костюм, легко снялась под его осторожными прикосновениями, проявляя мое новое – полное молодости и силы – тело. Я ожидала чего угодно, но – не этого! «Идём, а то не успеем!» — снова потянул меня за руку мой спутник в сторону ноль-перехода, интенсивно переливающегося фиолетовыми сполохами. В немой завороженности переступив через то, что было частью меня всего мгновение назад, я оглянулась на знакомый и привычный мне мир, как бы запечатлевая его в памяти, и не медля более ни мига, смело шагнула вслед за Волшебником в мерцающие сполохи Врат[7], которые тут же померкли за нами, словно их выключили. Колеблющаяся мгла вздрогнула, словно вода от брошенного камня, и без следа растаяла в синеющем вечернем воздухе.

 

 

Они проявились почти одновременно: 11 Тёмных магов, каждый из которых в одиночку легко мог уничтожить  этот мир, навсегда стереть его к чёртовой матери, но – ни один из них  не мог этот мир создать. Они не были Tворцами. Не были они и Человеками. Они были Хранителями Повелителей Миров – тех, кто вершил судьбы нашего мира на протяжении многих тысячелетий. И они намеревались сделать всё возможное – и невозможное – дабы сохранить свои притязания на обладание этим миром, а равно и всеми теми мирами, на которые простиралась их тёмная власть. На этот раз, как впрочем и всегда, они пришли уничтожить всех и вся, стояʹщих на пути к этой власти.

Но на этот раз всё случилось не так, как раньше, и очень быстро: как только необходимые и достаточные условия возымели место быть, все ключевые позиции на всех континентах, во всех странах и организациях, были в течение очень короткого времени освобождены от марионеток, их незаслуженно занимающих. На их места пришли новые люди, и среди них были прошедшие детскую телепатическую ментальную школу Николая Левашова. Их сознание было заранее активировано после определённых произошедших на Земле событий, и так как будущее уже предопределено и неизменимо никем и ничем, то каждый из активированных оказался в нужном месте в нужное время, с наличием необходимых ресурсов, как человеческих, так и материальных, а самое главное –  сопровождающих нематериальных!

11 тёмных магов имели намерение биться не на жизнь, а на смерть, но не свою смерть они имели ввиду, а смерть всего населения планеты, включая и саму планету. Что, впрочем, и есть вся их ничтожнейшая суть.

И как бы они не стремились к этому, но войне на Земле не суждено было более свершиться, и Светлые Воины, победив дракона и дабы самим не уподобиться ему, использовали иные методы в востановлении жизненного уклада на планете. Да, насилия невозможно было избежать в силу неимоверно глубоких корней Зла, распространившихся, словно метастазы, на все уровни бытия. И Зло было побеждено. Но Светлые Воины, принявшие на себя тяжесть свершения такового насилия, решением Совета Коалиции были освобождены от наказания за свершённое насилие. Павшие в Последней Битве были восстановлены, память об их деянии  — священна. Во веки веков.

 

Марина Валяева

Январь 2022

 

 

  http://www.salvatorem.ru/?page_id=3763

 2 Лал или лалл, а также ла́лик — устаревшее собирательное название для большинства драгоценных камней алого или красного цвета

 3 В Буддизме, Центр всех материальных вселенных

 4 С тем чтобы

 5 Средство передвижения на дальние растояния в пределах планеты

 6 «Блины с морошкой» М. Валяева

Ноль-переход