Мария и Радомир

 

 

О том, кого называют Иисусом Христом, его настоящих родителях, его жене Марии Магдалине,
родном брате, детях, внуках… Правда о Меровингах, Катарах, Тамплиерах и многом другом…

Часть 3. Караффа

Из книги Светланы Левашовой «Откровение»


Часть 1    Часть 2

 

…. Караффа расслабленно опустился в кресло и совершенно спокойно произнёс:

— Люди интересуют меня лишь настолько, сколь послушны они нашей святейшей церкви. Или сколь неординарны и необычны их умы. Но таковые попадаются, к сожалению, очень редко. Обычная же толпа не интересует меня вообще! Это сборище маломыслящего мяса, которое не годится более ни на что, кроме как на выполнение чужой воли и чужих приказов, ибо их мозг не в состоянии постичь даже самую примитивную истину.

Даже зная  Караффу, я чувствовала, как у меня от волнения закружилась голова… Как же возможно было жить, думая такое?!

— Ну, а одарённые?.. Вы ведь боитесь их, Ваше святейшество, не так ли? Иначе Вы бы так зверски не убивали их. Скажите, если Вы всё равно в конце сжигаете их, то зачем же так бесчеловечно их мучить ещё до того, как взойдут на костёр? Неужели для Вас недостаточно того зверства, которое Вы творите, сжигая живьём этих несчастных?..

— Они должны покаяться и признаться, Изидора! Иначе их душа не очистится, несмотря на то, что я предам их пламени святого костра. Они обязаны избавиться от зарождения в них дьявола — должны избавиться от своего грязного Дара! Иначе их душа, придя на Землю из тьмы, снова окунётся в такую же тьму… И я не смогу выполнить свой долг — присоединить их падшие души к Господу Богу. Понимаете ли Вы это, Изидора?!

Нет, я не понимала… так как это был самый настоящий бред крайне сумасшедшего человека!.. Непостижимый мозг Караффы был для меня загадкой за семью самыми тяжёлыми замками… И постичь эту загадку, по-моему, не мог никто. Иногда святейший Папа казался мне умнейшим и образованнейшим человеком, знающим намного больше, чем любой ординарный начитанный и образованный человек. Как я уже говорила раньше, он был чудесным собеседником, блиставшим своим цепким и острым умом, который полностью подчинял себе окружавших. Но иногда… то, что он «изрекал», не было похоже на что-нибудь нормальное или понятное. Где же находился в такие минуты его редкий ум?..

— Помилуйте, Ваше святейшество, Вы ведь говорите сейчас со мной! Зачем же притворяться?!. О каком «господе» здесь идёт речь? И к какому «господу» Вы желали бы присоединить души этих несчастных «грешников»? Да и вообще, не скажете ли, какому господу Вы сами верите? Если, конечно же, верите вообще…

Вопреки моему ожиданию — он не взорвался в гневе… А всего лишь улыбнулся и учительским тоном произнёс:

Screenshot from 2016-07-02 11:41:30

— Видите ли, Изидора, человеку не нужен Бог, чтобы во что-то верить, — видя моё ошарашенное лицо, Караффа весело рассмеялся. — Не правда ли, забавно слышать это именно от меня, Изидора?.. Но правда — она правда и есть, хотя я понимаю, что из уст Римского Папы это должно звучать более чем странно. Но повторяю — человеку истинно не нужен Бог… Ему для этого хватает и другого человека. Возьмите хотя бы Христа… Он ведь был просто очень одарённым, но всё же ЧЕЛОВЕКОМ! А достало ему всего лишь пройтись по воде, оживить полумёртвого, показать ещё несколько таких же «фокусов», ну, а нам — правильно объявить, что он является сыном Бога (а значит — почти что Богом), и всё пошло точно так, как было всегда — толпа, после его смерти, с радостью понеслась за своим искупителем… даже хорошенько не понимая, что же такое он по-настоящему для них искупил… Как я уже говорил Вам ранее, людей надо уметь направлять и правильно ими управлять, Изидора. Только тогда возможно полностью держать над ними контроль.

— Но Вы никогда не сможете контролировать целые народы!.. Для этого нужны армии, святейшество! И даже, допустив, что Вы эти народы как-то подчинили бы, я уверена, снова нашлись бы смелые люди, которые повели бы остальных отвоёвывать свою свободу.

— Вы совершенно правы, мадонна, — кивнул Караффа. — Народы не подчиняются добровольно — их надо подчинять! Но я не воин, и я не люблю воевать. Это создаёт большие и ненужные неудобства… Поэтому, чтобы подчинять мирно, я использую очень простой и надёжный способ — я уничтожаю их прошлое… Ибо без прошлого человек уязвим… Он теряет свои родовые корни, если у него нет прошлого. И именно тогда, растерянный и незащищённый, он становится «чистым полотном», на котором я могу писать любую историю!.. И поверите ли, дорогая Изидора, люди этому только радуются… так как, повторяю, они не могут жить без прошлого (даже если сами себе не желают в этом признаваться). И когда такового не имеется, они принимают любое, только бы не «висеть» в неизвестности, которая для них намного страшнее, чем любая чужая, выдуманная «история».

— И неужели Вы думаете, что никто не видит, что по-настоящему происходит?.. Ведь на Земле так много умных, одарённых людей! — возмущённо воскликнула я.

— Ну почему не видят? Избранные — видят, и даже пытаются показать остальным. Но их мы время от времени «подчищаем»… И всё снова становится на свои места.

— Так же, как Вы «подчищали» когда-то семью Христа с Магдалиной? Или сегодня — одарённых?.. Что же это за «бог», которому Вы молитесь, Ваше Святейшество? Что за изверг, которому надобны все эти жертвы?!

— Если уж мы говорим откровенно, я не молюсь богам, Изидора… Я живу РАЗУМОМ. Ну, а Бог нужен всего лишь безпомощным и нищим духом. Тем, кто привык просить — о помощи… о выгоде… да обо всём на свете! Только бы не бороться самому!.. Это — людишки, Изидора! И они стоят того, чтобы ими управляли! А остальное уже дело времени. Вот поэтому я и прошу Вас помочь мне дожить до того дня, когда я обрету полную власть в этом ничтожном мире!.. Тогда Вы увидите, что я не шутил, и что Земля будет полностью мне подчиняться! Я сделаю из неё свою империю… О, мне нужно только время!.. И Вы его мне дадите, Изидора. Вы просто пока об этом не знаете.

Я потрясённо смотрела на  Караффу, очередной раз понимая, что на самом деле он намного опаснее, чем я ранее представляла. И я точно знала, что он ни за что не имеет права далее существовать. Караффа был Папой, не верящим в своего Бога!!! Он был хуже, чем я могла это себе вообразить!.. Ведь можно попытаться как-то понять, когда человек вершит какое-то зло во имя своих идеалов. Такое нельзя было бы простить, но как-то можно было бы понять… Но Караффа и в этом лгал!.. Он лгал во всём. И от этого становилось страшно…

………………………..

— Неужели Вы надеетесь, что, живя долго, Вам когда-то удастся выкосить всех одарённых? — Достаточно очнувшись, тихо прошептала я. — Это ведь просто желаемый бред, святейшество! Люди рождаются… И так же рождаются одарённые. Вам никогда не удастся их уничтожить! Одумайтесь, пока ещё не поздно. У Вас ведь дивный ум, почему Вы направляете его на уничтожение?

Караффа задумчиво теребил тяжёлый золотой крест, висящий на его папской груди. Казалось, он ушёл далеко из привычного мира в какие-то незнакомые дали… К сожалению только, он никуда не уходил надолго…

— Как я уже Вам говорил ранее, Изидора, в большинстве своём люди глупы. Посмотрите вокруг — множество трусов и лентяев, которые отдадут всё, лишь бы остаться в стороне, чувствуя себя безопасно и защищённо.!.. Они верят, что живут в вере и правде, целыми днями живя в безделье, наслаждаясь счастьем своего мизерного личного мирка. Они прячутся за спины мужественных и сильных, которых, использовав полностью, тут же сами и уничтожают. Чтобы делать подлость, ум не требуется, Изидора… — криво усмехнулся «святейшество» и, чуть помолчав, добавил:

— Но, к сожалению, есть ещё другие… Те, кто всегда стоят впереди, жизнь которых ложится светом, указывая путь остальным… Те — невероятно опасны! Они не думают так, как желают другие. Они несут свой проклятый свет, невзирая на опасность, не жалея жизни… Вы именно из них, Изидора. Так же, как и Ваша милая дочь, Анна. Потому, если уж быть до конца откровенным, я никогда не смогу отпустить Вас, даже если Вы дадите мне то, что я у Вас прошу… Вы останетесь здесь и будете королевой… если подчинитесь мне. Или узницей, если не согласитесь. Я не могу дать Вам свободу… Несмотря на то, что Вас люблю.

Я смотрела на него онемев, полностью утонув в сумасшествии его рассуждений. Хотя в чём-то Караффа был, к сожалению, прав… На земле слишком много жило трусов и подлецов. Потребительство процветало, поглощая брошенные им «кости» личного довольства. И как раз-то это Караффу устраивало… Это была толпа, которая была неопасной. Ну, а Анна и я относились ко второй, именно опасной категории… 

Светлана Левашова,  «Откровение»

Продолжение