И. М. Кондраков

За то, что Рус и русской меркой скроен…

(отрывок)


 

… Гордость ощущаешь за наш народ, за нашу русскую науку, что именно на Руси родился великий Рус, принёсший ей славу. И пусть ещё не осознаваемую и не признаваемую официальной наукой, которая могла лишь вынести вердикт, что «эти знания преждевременны». Тем самым она подписала себе приговор, подтвердив, что сама она давно превратилась в новую религию с новой инквизицией.

Но придёт время, когда его концепция мироустройства войдёт и в школьные учебники, люди будут иметь неискажённye представление о мире, в котором они живут.

Придёт время, когда его, запрещённую инквизицией, фундаментальную книгу «Россия в кривых зеркалах», в которой в соответствии с научными канонами представлена Летопись нашей цивилизации и Руси, школьники будут изучать на уроках Летописи.

В своё время пришлось готовить научное заключение по этой книге для заказного обнинского судилища, которое было больше похоже на театр абсурда, чем на справедливый суд.
Враги уже не знают, как ещё изощриться в своём коварстве, чтобы предать забвению всё то, что вышло из-под пера Левашова Н.В.
Что от них ожидать, если они картину Васнецова о встрече Вещего Олега с волхвами посчитали экстремистской. А в свое время эта картина была в учебниках по литературе. Вот так постепенно паразиты через предателей и безразличных людей проникали в святая святых для русского человека, уничтожая все, что делает русского человека русским.

Но уйдёт в прошлое лженаука ис(з)тория, основанная на Торе и Танах, с её лжеучёными. Люди узнают истинную и единственную, общую для всех Летопись, независимо от политической конъюктуры…
Придёт время, когда наши дети и внуки будут изучать настоящий язык русов, его полную Азбуку без слоя ис(з)торической пыли, осевшей и нанесённой за тысячелетия на неё нашими врагами. И произойдет всё это не через столетия, а уже в нашем веке – через десятилетия.
Но о нашем времени, мы, его современники и свидетели, будем помнить всегда. И будет ещё суд Времени, и каждый в нём получит по заслугам.

 

И. М. Кондраков