Шлиссельбургский каторжник

 

 

[…] Повествование было бы НЕПОЛНЫМ, если не рассказать о Николае Александровиче Морозове — человеке, которого Александр Хатыбов считал своим учителем и предтечей тех знаний, которые он получил.

Почётный академик Н.А. Морозов известен как оригинальный учёный, оставивший большое количество трудов в самых разнообразных областях естественных и общественных наук (астрономия, космогония, физика, химия, биология, математика, геофизика, метеорология, воздухоплавание, авиация, история, философия, политическая экономия, языкознание). Им написан ряд широко известных литературных произведений автобиографических, мемуарных, поэтических и других. В личности Н.А. Морозова оказались сфокусированными высочайший интеллект и бунтарский дух русской интеллигенции.

Во всём, что писал Н.А. Морозов и над чем размышлял, думал, слышались шаги завтрашнего дня. По своим энциклопедическим знаниям, огромной трудоспособности, продуктивности и творческому потенциалу Н.А. Морозов — явление исключительное. А.М. Хатыбов отмечал, что заслуга Н.А. Морозова состоит в том, что он на основании глубочайшего анализа показал роль дезинформации в ФОРМИРОВАНИИ МИРОВОЗЗРЕНИЯ об окружающем нас мире.

Николай Александрович Морозов родился в 1854 году. В то время освещением в деревне ещё служили лучина и свеча. Он пережил первые шаги в развитии техники, пара и электричества, а завершил свой жизненный путь в начальный период эпохи атомной энергии, возможности которой он предвидел раньше большинства физиков и химиков. Жизнь среди природы с детства пробудила в Николае страстный интерес к естествознанию. Получив начальное домашнее образование, как это было принято в дворянских семьях, пятнадцатилетним юношей он поступает во 2-ю Московскую гимназию. Николай Александрович объединяет вокруг себя группу таких же, как и он, стремящихся к знанию юношей, и организует кружок под названием «Общество любителей естествознания». Члены кружка издают под редакцией Николая Александровича рукописный журнал.

До 1874 года Н.А. Морозов ведёт напряжённую, полную научных исканий жизнь, ГЛУБОКО ИЗУЧАЯ МАТЕМАТИКУ и ряд дисциплин, не входивших в программу гимназии — астрономию, геологию, ботанику и даже анатомию. Одновременно он интересуется и общественными вопросами, изучает историю революционных движений.

Нелёгкая судьба Н.А. Морозова была запрограммирована с первых дней его жизни. Извечная драма детей, родившихся от неравного брака. В случае с Н.А. Морозовым, дворянская кровь отца, находившегося в родстве с Петром Великим, была разбавлена генами матери, происходившей из семьи крепостного. История располагает многочисленными примерами, когда из таких детей вырастали в высшей степени талантливые и умные люди. В этом одно из проявлений величия нации. Вместе с тем подобные примеры показывают незащищённость этих детей перед расхожими обывательскими представлениями. ПОЛОЖЕНИЕ НЕЗАКОННОРОЖДЕННОГО и связанные с этим переживания заставили Н.А. Морозова задуматься о социальной несправедливости и материальном неравенстве в обществе.

В 1874 году Н.А. Морозов знакомится с некоторыми членами революционного кружка «чайковцев». Их идеалы и деятельность настолько увлекают Николая Александровича, что, несмотря на несогласие с некоторыми их взглядами по крестьянскому вопросу, он, после исключения его из гимназии с запрещением поступать в какое-либо русское учебное заведение, вступает на путь революционной борьбы.

Н.А. Морозов покидает семью и «идёт в народ», живёт и работает в деревнях в качестве помощника кузнеца, пильщика леса, странствует, занимаясь пропагандой среди народа, призывая его к борьбе за своё освобождение. Но пылкого юношу, жаждавшего подвига ради высоких идеалов, «хождение в народ» и последовавшая затем в Москве деятельность в рабочих кружках не удовлетворяет.

По предложению товарищей, Н.А. Морозов переезжает в Женеву, где редактирует журнал «Работник», который нелегальным путём переправляется в Россию. Одновременно он продолжает заниматься естествознанием, социологией и историей.

Весной 1875 года при пересечении русской границы его арестовывают и сажают в Петербургский дом предварительного заключения. НАХОДЯСЬ в ТЮРЬМЕ, он УПОРНО ИЗУЧАЕТ иностранные языки, алгебру, начертательную и аналитическую геометрию, сферическую тригонометрию и другие разделы математики.

После трёх лет заключения, в январе 1878 года, Н.А. Морозов выходит на свободу и вскоре вступает в новую революционную организацию «Земля и воля». Он становится одним из редакторов журнала «Земля и воля» и хранителем всех нелегальных документов, денег и печати. В результате внутренней борьбы «Земля и воля» распадается на «Народную волю и «Чёрный передел» Н.А. Морозов становится членом Исполнительного комитета партии «Народная воля» и в 1880 году вновь эмигрирует, чтобы издавать за границей журнал под названием «Русская социально-революционная библиотека». Одновременно он пишет «Историю русского революционного движения», занимается в Женевском университете, где с особым интересом слушает лекции знаменитых естествоиспытателей.

Н.А. Морозов решает привлечь к сотрудничеству в журнале Карла Маркса, для чего в декабре 1880 года едет в Лондон, где встречается с ним и получает для перевода на русский язык «Манифест Коммунистической партии» и ряд других работ К. Маркса и Ф. Энгельса. По данному ему обещанию, К. Маркс и Ф. Энгельс написали предисловие к русскому переводу Манифеста.

Возвратившись из Лондона в Женеву, Морозов получает письмо от Софьи Перовской и спешно направляется в Россию на помощь товарищам по борьбе, но на границе его арестовывают. После убийства Александра II, по Процессу 20-ти народовольцев, он был приговорён к пожизненному заключению без права обжалования приговора.

В Алексеевском равелине Петропавловской крепости господствовал самый строгий режим. Н.А. Морозов НЕ ИМЕЛ права прогулок, НЕ ПОЛУЧАЛ КНИГ, от плохого питания у него начались цинга и туберкулёз.

Исключительная воля позволила ему пережить эти тяжёлые годы и, сохранив твёрдость духа, продолжать свою научную творческую работу. Через два года узников Алексеевского равелина перевели в Шлиссельбургскую крепость, в которой был особенно строгий режим. Только через пять лет пребывания Н.А. Морозова в крепости, после ряда смертельных случаев среди заключённых, тюремный режим был несколько ослаблен, и он получил возможность читать научную литературу и писать свои работы. В Шлиссельбургской каторжной тюрьме им было написано 26 томов различных рукописей, которые ему удалось сохранить и вывезти при освобождении из тюрьмы в 1905 году, и воспоминания «В начале жизни», опубликованные в 1907 году. Впоследствии они составили первую часть его мемуаров «Повести моей жизни»; теоретическое сочинение «Строение вещества», оставшееся неопубликованным; «Периодические системы строения вещества» УДАЛОСЬ ОПУБЛИКОВАТЬ только после выхода из крепости. В заключении Н.А. Морозов изучил французский, английский, немецкий, итальянский, испанский, латинский, греческий, древнееврейский, древнеславянский, украинский и польский языки.

Недалеко от Петербургского университета в то время работал Д.И. Менделеев, а в Шлиссельбургской крепости Н.А. Морозов неустанно думал о сущности периодического закона, о теории образования химических элементов. Несмотря на отсутствие систематического химического образования, несмотря на то, что не прошёл должной экспериментальной школы, он, благодаря поразительным дарованиям, овладел высотами различных химических дисциплин и через два-три года после освобождения из крепости преподавал химию, писал книги по общей физической, неорганической, органической и аналитической химии. С Дмитрием Ивановичем Н.А. Морозов встретился лишь незадолго до его смерти. Д.И. Менделеев с одобрением отозвался о труде «Периодические системы строения вещества», и по его представлению, за этот труд в 1906 году Н.А. Морозову была присвоена, БЕЗ ЗАЩИТЫ диссертации, учёная степень доктора наук.

Исследования, проведённые в конце XIX века учёными различных стран, показали, что как наша планетная система, так и самые отдалённые звёздные туманности состоят из тех же элементов, которые были найдены на Земле. Установление единства химического состава мировой материи имело первостепенное научное и философское значение. В 1897 году Н.А. Морозов сообщал из Шлиссельбурга родным: «Теперь я пишу книгу о строении вещества. Написал уже почти полторы тысячи страниц, и осталось не более пятисот. Хотя этой книге, вероятно, и не суждено никогда попасть в печать, но всё же я усердно работаю над ней почти каждый день в продолжении последних трёх лет и чувствую невыразимое удовольствие всякий раз, когда после долгих размышлений, вычислений, а иногда бессонных ночей, мне удаётся найти порядок и правильность в таких явлениях природы, которые до сих пор казались загадочными».

Внутренний мир узника с «высохшим телом» оказался столь богатым, самообладание его столь высоким, что он не только не умер и НЕ СОШЁЛ с ума в ужасных условиях длительного одиночного заточения в «каменной гробнице» Алексеевского равелина и Шлиссельбургской крепости, но напротив, наполнил свою жизнь творчеством. Н.А. Морозов каждый новый день ждал с нетерпением, так как каждый новый день позволял ему продвинуться вперёд в разработке научных идей. Много лет спустя Морозов скажет, что он сидел не в тюрьме, а во «Вселенной».

Н.А. Морозов вышел на свободу в результате революции 1905 года. Он целиком посвящает себя науке, начинает готовить к печати свои труды, написанные в тюрьме. В этот же период он совершает множество лекционных поездок по всей России. С лекциями он побывал в 54 городах страны, от Петербурга до Владивостока. Его публичные лекции по проблемам химии, авиации, истории религий были блестящи, собирали огромные аудитории. Всё это пугало власти, и они нередко запрещали лекции.

У многогранного учёного был ещё один дар — поэтический. Он писал рассказы, повести, стихотворения. За поэтический сборник «Звёздные песни» он был приговорён к годичному тюремному заключению. В заключении он начал писать свои воспоминания «Повести моей жизни» отличающиеся напряжённым сюжетом, прекрасным языком и меткими образами современников. Эти мемуары очень ВЫСОКО ОЦЕНИЛ Л.Н. Толстой.

В 1907 году по приглашению П.Ф. Лесгафта Н.А. Морозов начал преподавать в Высшей вольной школе курс общей химии. Через несколько лет он был избран руководителем кафедры астрономии на Высших курсах Лесгафта.

В 1911 году на II Менделеевском съезде Н.А. Морозов сделал доклад на тему «Прошедшее и будущее миров с современной геофизической точки зрения», в котором высказал смелую мысль о том, что новые звёзды возникают в результате взрыва старых светил, происходящего вследствие разложения атомов вещества, ставших радиоактивными. Ныне эта, ранее оспариваемая гипотеза, в несколько видоизменённой форме, разделяется широкими кругами астрономов и физиков.

Н.А. Морозов интересовался многими разделами математики — от дифференциального и интегрального исчисления и алгебры комплексных чисел до векторов и проективной геометрии, а также теории вероятностей. Интерес его к этим вопросам был тесно связан с применением этих математических дисциплин к естествознанию. С 1908 по 1912 годы им были опубликованы три большие работы по математике: «Начала векториальной алгебры в их генезисе из чистой математики»; «Основы качественного физико-математического анализа» и «Наглядное изложение дифференциального и интегрального исчисления».

Наиболее полно оригинальные и самобытные идеи Николая Александровича в области астрономии представлены в его труде «Вселенная». По-новому рассматривает он вопросы о всемирном тяготении, о происхождении и эволюции солнечной системы, о звёздных скоплениях, о строении Млечного пути. Он много работал над вопросами теории относительности. К его замечательным идеям относится также гипотеза о взаимосвязи и периодичности астрофизических и астрохимических явлений. Продолжительное время работал он над фундаментальным трудом «Теоретические основы геофизики и метеорологии», в котором показал, что воздействие Галактики на метеорологические и геофизические процессы Земли имеет закономерный характер. Воздействие это настолько велико, что без введения его в расчёты нельзя даже и мечтать о научном предсказании погоды.

Большой интерес проявлял Н.А. Морозов к вопросам авиации и воздухоплавания. Он стал одним из пионеров научного воздухоплавания в России, получил звание пилота, был председателем комиссии научных полётов, читал лекции в авиационной школе, сам не раз летал на первых аэростатах, предложил систему парашюта, раскрывающегося автоматически, а также специальные костюмы для высотных полётов (прообраз современной одежды пилотов и космонавтов).

Во время первой мировой войны, в 1915 году Н.А. Морозов едет на фронт и здесь, на передовых позициях, в качестве делегата Всероссийского земского союза, оказывает активную помощь больным и раненым. Свои воспоминания и мысли о войне он отразил в книге «На войне», изданной в 1916 году.

После Октябрьской революции Н.А. Морозов преобразовал Высшие курсы Лесгафта в Естественно-научный институт имени П.Ф. Лесгафта и стал его выборным директором. Одновременно Н.А. Морозов заведовал астрономическим отделением института и СОЗДАЛ ОБСЕРВАТОРИЮ, в которой сам работал.

Начиная с 1918 года, Н.А. Морозов много лет с увлечением работает над большим фундаментальным трудом «История человеческой культуры в естественно-научном освещении». Часть этого большого труда в виде семи томов вышла в свет под заглавием «ХРИСТОС» (издание 1924-1932 гг). Три последних тома рукописи остались ненапечатанными.

Предложенное издательством название «Христос» не вполне соответствует содержанию этого труда. В предисловии к 7-му тому Н.А. Морозов писал: «Основная задача этой моей большой работы была: согласовать исторические науки с естествознанием и обнаружить общие законы психического развития человечества». Принятая сегодня версия хронологии древней истории была создана в период XIV-XVI веков и окончательно завершена, в основных чертах, средневековыми историками-хронологами И. Скалигером (1540-1609) и Д. Петавиусом (1583-1652). Морозов первый понял, что в передатировках нуждаются и античные, и средневековые события. Основываясь на анализе огромного фактического материала, перепроверив многие исторические документы математическим, лингвистическим и астрономическим методами, Н.А. Морозов выдвинул и частично обосновал фундаментальную гипотезу о том, что скалигеровская хронология искусственно растянута, удлинена по сравнению с реальностью. Он УКАЗАЛ ДРЕВНИЕ ТЕКСТЫ, описывающие, вероятно, одни и те же события, но датированные затем разными эпохами. Морозов указывал, что поскольку древние тексты неоднократно переписывались и при этом, как правило, видоизменялись, они могли довольно далеко отойти от первоначального текста. В то время такого раздела науки, как математическая лингвистика ещё не было. Н.А. Морозов предложил устанавливать авторство текстов и выявлять плагиат по статистическому распределению служебных слов. В этом отношении Морозова следует считать одним из провозвестников математических методов в лингвистике.

Перечисляя работы Н.А. Морозова, нельзя не упомянуть его историческое исследование об алхимии «В поисках философского камня». Эта книга была принята читателями с огромным интересом, она до сих пор является одним из самых увлекательных трудов об алхимическом периоде развития химии. Как известно, Николай Александрович всегда стремился изучать историю по первоисточникам. Принявшись за написание этой книги, он подверг критическому анализу исторические манускрипты, освещавшие важнейшие факты из развития химии. Вот как он оценивает многие исторические документы, которыми приходилось пользоваться: «Всё, что мы знаем о сочинениях древних авторов, почти целиком берётся современными историками из сборников XV-XVII веков, т.е. от лиц, живших через целую тысячу лет после смерти цитируемых ими писателей, от лиц, в высшей степени легковерных, испестривших свои сообщения невероятными рассказами о всевозможных чудесах. Отличить в них истину от правдоподобных измышлений и позднейших дополнений почти невозможно. Благодаря этому обстоятельству все наши первоисточники по древнему периоду допечатной эры представляют собой настоящие Авгиевы конюшни, для очистки которых нужен новый Геркулес. Но даже и Геркулес в одиночку здесь ничего не мог бы поделать. Здесь нужно специальное международное общество по разработкам первоисточников древней истории».

Однако методология исследования Н.А. Морозовым истории Человечества, его историческая концепция, оказалась настолько революционной, что НЕ БЫЛА признана официальной исторической наукой. Приводимые учёным факты считаются в значительной степени неверно им истолкованными. В настоящее время исследование по новой хронологии продолжают не историки, а учёные других областей знания — математики, физики (в частности: М.М. Постников, А.Т. Фоменко, Г.В. Носовский, С.И. Валянский, Д.В. Калюжный и др.).

Ещё находясь в заключении, Николай Александрович развивает мысль о СЛОЖНОМ СТРОЕНИИ АТОМОВ и этим обосновывает сущность периодического закона химических элементов. Он страстно отстаивает предложение о возможности разложения атома, которое в то время большинству физиков и химиков казалось неубедительным, т.к. для этого утверждения ещё не было достаточных экспериментальных доказательств. Н.А. Морозов также высказывает мысль о том, что главнейшей задачей химии будущего является синтез элементов. Развивая идею Ж. Дюма, он предложил периодическую систему углеводородов — «карбогидридов», по аналогии с таблицей Менделеева — «в порядке возрастания их паевого веса», и ПОСТРОИЛ ТАБЛИЦЫ, отражающие периодическую зависимость ряда свойств алифатических и циклических радикалов от молекулярного веса. Н.А. Морозов предположил, что среди атомов должны существовать химически нейтральные элементы. Ряд вычисленных им атомных весов элементов нулевой и первой группы совпал с определёнными много лет спустя атомными весами соответствующих изотопов. Глубокий анализ свойств элементов нулевой и восьмой группы периодической системы Менделеева привел его к мысли о необходимости объединить их в один нулевой тип, что было также оправдано последующими работами. «Таким образом, — писал известный химик профессор Л.А. Чугаев, — Н.А. Морозов мог предсказать существование нулевой группы лет за 10 до того, как она была фактически открыта. К сожалению, по независящим от него обстоятельствам, это предсказание не могло быть тогда опубликовано и появилось в печати значительно позднее».

Поразительным и бесспорным является тот факт, что более 100 лет назад Н.А. Морозов смело и уверенно принял точку зрения СЛОЖНОГО СТРОЕНИЯ АТОМОВ, превращаемости элементов, допуская возможность искусственного получения радиоактивных элементов, признавая необычайные запасы внутриатомной энергии. По словам академика И.В. Курчатова, современная физика полностью подтвердила утверждение о сложном строении атомов и взаимопревращаемости всех химических элементов, разобранное в своё время Н.А. Морозовым в монографии «Периодические системы строения вещества».

Н.А. Морозов с 1918 года до конца своей жизни был директором Естественно-научного института им. П.Ф. Лесгафта, отличавшегося многоплановостью исследований в самых различных областях знания, о чём говорят выходившие с 1919 года под его редакцией Труды института. Именно в этом институте по инициативе учёного начиналась разработка ряда проблем, связанных с освоением космоса. Принцип комплексных исследований был воплощён не только в руководимом им институте, но и в работе научного центра, созданного в 1939 году по его инициативе в посёлке Борок Ярославской области, где сейчас работает Институт биологии внутренних вод и Геофизическая обсерватория Академии наук России.

Из всех его фундаментальных трудов по вопросам математики, химии, авиации, геофизики, метеорологии, воздухоплавания, математической лингвистики (был её правозвестником), астрономии, естествознания, истории Человеческой культуры и другим, Н.А. Морозов, на основании собственных исследований, в своей самой большой работе «Христос» делает вывод, что у Человечества не только нет своей истории, но и науки, как знания об окружающем нас мире, не существует. При исследовании процессов, происходящих на Земле, необходимо не только знать все закономерности феноменального мира, но и уметь анализировать прошедшие события, устанавливая связи между ними. Можно верить всему тому, что преподнесла нам сегодня наука, но знания на этом  построить уже нельзя, а убедительные доказательства, которые приводит наука, выведены в условиях отсутствия иной системы знаний.

Постоянное стремление Н.А. Морозова работать на «стыках наук», используя факты и методы различных областей знания, вплотную подводит его к СИСТЕМНОМУ НАУЧНОМУ ПОДХОДУ (который является сейчас одним из ведущих методов в науке) в изучении явлений в их многообразных и часто неожиданных связях, объединяющих совершенно разнородные, казалось бы, явления и процессы. Диапазон интересов учёного распространялся от химических элементов до сущности жизни; от возникновения звёзд в результате взрыва космических тел до образования облаков; от векторного исчисления до теории относительности; от процессов, происходящих в центре земного шара, до воздухоплавания; от древней и средневековой истории до итогов науки начала XX века. Н.А. Морозов верил, что в будущем все отдельные знания объединятся в одну общую естественную науку, сольются в могучий поток объединённого знания, станут общей естественной философией будущего. И я тоже сегодня верю в это.

Как видите, неслучайно Александр Михайлович Хатыбов считал Николая Александровича Морозова своим учителем.

Советское правительство наградило Николая Александровича Морозова двумя орденами Ленина и орденом Трудового Красного Знамени. В доме, где жил и работал почётный академик Н.А. Морозов, организован музей. Его именем назван посёлок в Ленинградской области неподалёку от Шлиссельбургской крепости. Астрономы назвали его именем малую планету-астероид. «Морозовия» вошла во все звёздные каталоги мира. Именем Н.А. Морозова назван также один из кратеров обратной стороны Луны (5′ с.ш., 127’в.д.).

Фёдор Шкруднев

 

 

Фильм основан на реальных событиях и рассказывает о самом пожилом участнике Великой Отечественной войны — легендарном ученом Николае Александровиче Морозове.