КУБ  Ø  ноид 

Футуристический рассказ

 

 

«Случайность – это неосознанная закономерность

Ленин

 

Пространство – неоднородно, его свойства и качества различны в разных точках, и непрерывно меняются. Материя имеет конкретные свойста и качества, и является конечной величиной. Распределение материи с конкретными свойствами и качествами по пространству происходит при взаимодействии материи и пространства. Материя распологается только в том объёме пространства, где её свойства и качества тождественны со свойствами и качествами пространства.

Н. Левашов

 

 

Процесс формирования новых зон жизнесопровождения, а точнее — нового жизненного пространства, запущенный  23 ноября 2012 года и начавшийся со стран Юго-Восточной Азии, уже близился к завершению – флора, фауна, и самое главное общественное сознание людей, проживающих на этих территориях, претерпели значительные изменения. К 28 первичным истинным родным серверам  1-ой зоны под контролем истинной Системы Управления Земли в процессе преобразования были добавлены дополнительные структуры, и к окончанию первого Переходного Периода 1-ая зона была в полном объёме укомплектована и готова для жизнесопровождения своих пoселенцев. А 2-ая зона, чтобы завершить вменённые исполнительские действия, по нарастающей и со значительным смещением, «накрыв» Грецию, Италию, и Турцию, стремительно догоняла 1-ую, навёрстывая развёртывание технологий обеспечения изоляции тех районов, которые подвержены изменению формы пространства рассеивания новых радиационных базовых частот , чем и формируется территория гарантированного жизнесопровождения. За время формирования свойств и качеств пространства в этих зонах происходили определённые события и процессы преобразования самого Мозга Человека — это были процессы либо «открытия» Мозга, в зависимости от его готовности к принятию  текущей информации, либо его «закрытия» ввиду нецелесообразности  дальнейшего  участия в процессах.

В ночь с 18-го на 19-ое января 2021 г. был воплощен старт ранее подготовленных более 1,5 млн. программ. Большая часть из них ориентировалась на воссоздание состояний всего набора энергий Модели Земля . Важную роль отвели процессам «очищения и утилизации» всего, что не может быть интегрировано в будущее – включая людей. Был дан старт реального разделения всего населения планеты на прямо интегрируемых, условно интегрируемых (в течение 3-5 поколений их развития), и не интегрируемых, получаемых сопровождённое их биологическое доживание. Детали процессов того года не могли быть публичными длительное время по нескольким причинам, а также и в силу того, что любое неаккуратное применение информации привело бы тогда только к безудержной фантазии различных «блогеров и иных гешефтмахеров», зарабатывавших на смятении и панике людей. 10-й год Переходного периода являл собою год чрезвычайно активного процесса воссоздания истинных состояний Земли.

…Сквозь прозрачное дно гравитолёта были видны дебристые пейзажи расстилавшихся на мили зарослей шипастых кустарников, низкорослых и корявых деревьев, соседствующих с молодой порослью ровненьких, словно стрела клёнов, берёз, и корабельных сосен.

В перемешку с ними тянулись луга осоки и луговых трав, среди которых тускло поблёскивали разбросанные тут и там жёлто-коричневые лужи небольших водоёмов. Многочисленные стада похожих на бизонов крупных  животных с бурым  густым мехом бороздили более необитаемые людьми просторы этого края, бушующего растительностью и множеством видов неизвестных ранее животных, птиц, пресмыкающихся, земноводных, и насекомых. Рудно солнце скупо освещало пространство, и так же скупо обогревало его, из-за чего  живность в этих краях была покрыта густым мехом для согрева и маскировки. Именно туда, за эти луга, леса, и водоёмы, сегодня и лежал мой путь. Полёт на гравитолёте до места назначения занимал всего 19 минут, но невероятная по своей радикальности смена пейзажа и по сей день, даже по прошествии нескольких лет систематических полётов в зоны отчуждения, повергала меня в размышления о безграничных возможностях Разума, который, имея способности знать грядущее и управлять им, составлял план развития событий и действий на столь значимый промежуток времени, что сознание вовлечённых в эти события человеческих существ просто не могло охватить всей глубины замысла – масштаб их мысли попросту зашкаливало.

Готовясь к посадке, я надела защитный скафандр, более похожий на комбинезон угольно-чёрного цвета, с серебристыми прожилками и окантовкой, и опознавательными знаками Службы Сопровождения. Этот скафандр был настоящим шедевром инженерной мысли, созданным Мастерами специально для нас – специалистов, по долгу службы и по собственному волеизъявлению посещавшие более несопровождаемые Родной Системой Управления по Мозгу людей зоны их обитания, вне которых контролируемая многомерность возможных реакций на  информационное воздействие  сводит к минимуму возможность ошибок и позволяет создавать картины мироздания, очень близкие к реальным, без чего целостное развитие Цивилизации просто невозможно. Самое сверхсовременное оборудование, вмонтированное в это инженерное достижение, позволяло без потерь для Мозга находиться в резервациях до 72 часов. По завершении данного срока, и либо при внешней агресии, либо  при повреждении скафандра, включался автоматический и автономный возврат в исходный пункт. Как это делалось является ноу-хау, но эта мера спасла жизнь нескольким нашим безценным специалистам, когда мы ещё только начинали посещать резервации намеченных зон изгоев на Земле, что позволяло применять определённые технологии управления так же и через Структуры, предоставляющие все виды контроля с недельным тактом для обеспечения синхронизации  исполнения команд. С того времени скафандр прошёл несколько весьма существенных модификаций, включая безукоризненную ориентацию во времени и пространстве, перемещение по воздуху, под землёй, и под водой, автоматические охлаждение и обогрев, автономный Синтезатор энергии, и функцию «невидимки», также имеющуюся и у гравитолёта.

Активация данной функции делала и человека в скафандре, и гравитолёт – невидимыми для всех обитателей резерваций, включая животных. Как-то после генеральной примерки и подгонки нового оборудования для меня в Технологическом Центре,  я, вернувшись домой, решила испытать на моём любимом питомце функцию «невидимки» скафандра. Только я примерила скафандр, как мой кот Персимон безцеремонно взобрался  ко мне на колени и какое-то время осторожно и тщательно принюхивался к незнакомым ему запахам, а когда я — ради научного интереса конечно же! — активировала функцию «невидимки», кот с испуганным воем в то же мгновение взвился в воздух, словно его подбросило мощной пружиной, и, пролетев  метра полтора, шмякнулся на траву за террасой, и, не останавливаясь и продолжая сердито шипеть и выть, на полусогнутых лапах и с прижатыми ушами ретировался к ближайшей клумбе, где и просидел до тех пор пока я наконец не сжалилась и не сняла скафандр. Персимон ещё довольно длительное время наотрез отказывался выходить из своего убежища даже на призывы пообедать. И если раньше он неоднократно настырно пытался забраться в гравитолёт, то со дня испытаний он оставил эти свои попытки и, похоже, смирился с фактом, что котам путь на борт заказан.

Надо добавить, что вишенкой на торте у этого супер-скафандра была адаптированная маскировочная функция: внешний слой скафандра мог приобретать вид любого одеяния. Абсолютно любого – от скафандра аэронавта или звериной шкуры, и вплоть до шикарного бального платья, усыпанного драгоценными каменьями, или самого изысканного фрака. Данная функция позволяла нам, специалистам по контролю и корректировкам в намеченных зонах, при необходимости незаметно смешиваться с местными переселенцами, без задействия функции «невидимка». Я особенно любила именно эту маскировочную функцию скафандра, т.к. с её помощью я становилась похожей, например, на фею – и маленькие дети не пугались моего появления в их жилищах, а родители воспринимали детские рассказы о моих визитах за фантазии. Да и вообще, выполняя свои исследования, я старалась как можно меньше вмешиваться  в жизнь переселенцев, чтобы лишне не травмировать их понапрасну, ведь участь ВСЕХ людей  в резервациях была незавидной, а их агрессия – прямопропорциональной их участи. Но об этом чуть позже.

На подлёте к зоне, вслед за скафандром я мысленно активировала портативные Синтезатор Материй и Генератор Защитного Поля , и, по выработанной за годы взаимодействия с Технологиями «СветЛ» привычке подсознательно активировала пси-защиту, после чего включила у гравитолёта режим «невидимки». Я, незаметно для обитателей, подлетала к резервации со стороны дикой преррии вместо дипломатической миссии дабы не будоражить обитателей. Как только место назначения высветилось на кристалле монитора, я, набрав в лёгкие побольше ароматного воздуха кабины гравитолёта и медленно выдохнув его, шагнула к проёму люка.

Резервация переселенцев хоть и была обнесена оградой, но — чисто символически и для ориентира, показывающего пределы зоны. Кое-где оградой служили вбитые в землю колышки с натянутой верёвкой из переработанного вторичного сырья типа резины или пластика.

Строить каменные или железобетонные стены не имело смысла: за пределами резервации люди могли находиться не более 12 часов — затем наступала жестокая кома, и начинались необратимые процессы распада в силу неустойчивости материи при другом квантовании пространства по его свойствам и качествам. Поэтому люди, наученные горьким опытом, более не покидали обозначенных для их проживания территорий. Сам энергобиогенезис, как прогрессирующая форма жизни «рубашки» людей, может быть в активно функционирующем состоянии только тогда, когда она через мозг имеет комплексное программное сопровождение Разумом, инсценирующим и инициирующим своё формирование, как управляющую субстанцию. Это воплощается Системой через все свои Комплексы, объекты, и сопровождающие дополнительные системы. Всё это позволяет и обеспечивает ей («рубашке») «не потеряться и в неискаженном состоянии» обрести контактное управляющее воздействие и состояние с тем целевым объектом или созданной объективной реальностью, для которой она предназначена.

Поэтому дикие животные и близко не подходили к этим людским пристанищам. А люди, населявшие подобные резервации, которых на Земле в конце Второго Переходного Периода было несколько, с течением времени всё более теряли всякое человеческое подобие. Налицо были все виды и формы психических и физиологических признаков вырождения и дегенерации : невообразимые уродства вплоть до потери человеческого образа, сверх-избыточный вес и диспропорции тела, выставляемый напоказ гермафродизм, гипертрофированные феминизм и маскулизм, а также инфантилизм, олигофрения и сенилизм у молодежи. Далее следовали неестественная мимика и физиогномика, всевозможные половые извращения и аномалии, фобии, и прочее. Ещё в древности, Аристотель и Полимон определяли дурной характер и гадкие нравственные черты у своих современников на основании мимики, а спецслужбы в 20-м веке использовали эти техники для выявления дегенератов.  

В резервациях изгоев процветали некрофилия, эротомания, содомия, зоофилия, и прочее немыслимое. Различные насильственные душевные состояния только усугубляли и без того небезопасное для любого живого существа нахождение в резервации. Принудительно размещённые в таких зонах обитатели резерваций, в основном бывшая т.н. элита, чёрная аристократия, и политиканы и финансисты всех мастей теперь испытывали на себе всё то, что они так усиленно навязывали людям последние столетия!

Нравственный дальтонизм дегенератов-обитателей шаг за шагом увлекал их к трагическим последствиям, усиливая чувства самомнения и презрения к окружающим, выражающемся либо в безудержной агрессии, либо в  социальном раке Noli me tangere*.

* Noli me tangere (лат.), Не прикаса́йся ко Мне.

Общественное вытеснилось личным – нравственные коррективы социума затмились внутренней дисгармонией, страстями и гневом. Складывалось впечатление, что проживающие на одной территории люди, как растения, переопыляются друг с другом на всех уровнях и планах своего бытия — от физического до ментального. Словно в канву их сознания вплетаются нити психических сорняков, беЗпощадно разрушающих структуры более высоких октав сущности. Но – как утверждал Николай Левашов , человек часто не сопоставляет вместе все события и свои действия, приводящие его к какой-либо неприятной или даже трагической ситуации. Человек практически всегда сам, своими действиями , всей своей предшествующей жизнью, подводит  себя к той или иной ситуации. И именно это – т.е. собственные действия, собственное понимание или отсутствие оного – и привело обитателей зон отчуждения к логическому результату всей  их жизни. В последние годы, предшествующие принудительному заключению «избранных» в резервации, населению Земли был явлен весь беЗчеловечный замысел и умысел этих нелюдей, дабы узрели люди каковая судьба им была уготована, и – одумались, и отринули свой порочный образ существования, и проснулись от безвременного сна Разума. Таковой шанс был дан всем! — включая «элиту». Им, элите, а вернее – вырожденцам, весьма нетерпелось хлопнуть дверью на планете перед своим демаршем, но никакого демарша им не позволено было осуществить! Правда, они уже были не в состоянии ничего из происходящего уразуметь. Законы Вселенной справедливы, в них нет примитивного деления на чёрное или белое, на плохое или хорошее – в них отображена целесообразность. И несмотря на всю целесообразность, которая присуща Природе, у неё нет разума, равно как и у нашей планеты нет планетарного разума или логоса.

Но ведь разум, разумная жизнь есть порождение той же самой Природы, так что Природа всё-таки, пусть не напрямую, но решила эти проблемы опосредованно через носителя разума, которого она сама же и создала! Только Разум способен компенсировать то, что не доработала природа, и вот тогда происходят самые настоящие чудеса, которые, впрочем, легко объяснимы с позиции Новых Знаний .

Но наука начала 21-го века оставалась слепа, глуха, и нема к происходящим на планете переменам, и неучастлива в стремительной и неизбежной смене парадигмы*.

* Паради́гма (от греч. παράδειγμα, «пример, модель, образец»): Научная парадигма — принятая научным сообществом модель рациональной научной деятельности.

 

***

Небольшая кучка встревоженных и наскоро одетых людей собралась перед основательно разрушенным и ещё дымящимся  строением – во время взрыва внутри здания находилось более десяти человек, поэтому спасательные работы шли своим чередом. Слышны были приглушённые голоса обывателей, наперебой пересказывающие пожарным их личную версию происшествия, а затем вновь и вновь повторяя то же самое вновь прибывающим жителям. Пожарные отдавали распоряжения, а служебные собаки помогали искать людей под завалом. Сирены машин были выключены, и только мигалки освещали пространство неестественными бликами, подчеркивая кажущуюся сюрреальность происходящего. Люди были явно напуганы – они жили в окрестности, и став невольными очевидцами произошедшего, шепотом обсуждали и сдержанно кивали в том направлении, где немного пооддаль на скамейке под раскидистым вязом сидела женщина, одетая в чёрный с серебряными нашивками скафандр Службы Сопровождения. Её перехваченные голубой лентой длинные светло-каштановые волосы тяжёлыми локонами ниспадали вдоль спины, искрясь всевозможными оттенками от бирюзового до пурпурного в бликах полицейских машин. Женщина что-то быстро как бы записывала в любопытный на вид прибор. Это был био-компьютер, обладающий способностью разумно взаимодействовать с оператором. Прибор был скорее похож на светящуюся модель галактики, вспыхивающую разноцветными искрами и переливаясь словно волнами света при каждом касании её быстрых пальцев, казавшихся полупрозрачными в сгустках излучаемого диковинным прибором света.

Женщина в скафандре Службы Сопровождения всматривалась в объёмное изображение перед собой, и, как в замедленной съёмке, пролистывала «время» назад, ища в Решётках Атомосферы подсказки о произошедшем ранее событии, выясняя для себя причины, приведшие к взрыву, сканируя на наличие живых существ и критических технологий, и прогнозируя развитие ситуации. Делала она это быстро и в то же время не спеша. Её голос – доверительный, приятный и мелодичный – успокаивающе и умиротворяюще воздействовал на окружающих её людей. Её чёткие, размеренные, без тени суеты движения, лёгкая поступь, спокойная и доброжелательная манера держать себя – всё выдавало в ней представителя Службы Сопровождения даже и без чёрно-серебристого скафандра, столь грациозно охватывающего её стан.

Правильность очертаний её фигуры, безупречные черты лица, спокойные манеры резко выделяли её среди окружающих людей, большинство из которых страдало от той или иной уродующей внешний облик болезни. Но эта женщина, при всей внешней грации и хрупкости, вовсе не казалась беззащитной и уязвимой; наоборот, она излучала силу и к тому же была экипирована, что называется, до зубов: на её рукаве поблескивали разным цветом рунические символы, значение которых было недоступно несведущим. На поясе и плечах тоже размещались какие-то знаки, и то ли кнопки, то ли кристаллы. На её перстах, обрамлённые неизвестным металлом, поблескивали несколько разных по величине, цвету, форме, и светимости кристаллов и колец. В те моменты, когда женщина задействовала эти перстни, можно было наблюдать, как словно искра вспыхивала в одном из них, а в другом или даже нескольких в то же время переливались разноцветными проблесками миниатюрные фейерверки или молнии, то появляясь, то исчезая. На ногах у неё были надеты необычной формы полупрозрачные закрытые туфельки, но она передвигалась не касаясь земли,  а как бы паря в нескольких пядях над поверхностью, и не приминая травы. Но женщина явно не была голограммой – на Земле голограммы были запрещены с момента окончания Противостояния — а была совершенно реальной и самой настоящей, сделанной из плоти.

Тут к толпе зевак, слегка прихрамывая, подошёл хорошо одетый  мужчина, со следами былых  красоты и интеллекта на лице.

Тонкие, но начинающие расплываться черты лица, когда-то чуственный, а теперь скривлённый приступами то ли раздражения, то ли сарказма рот, нервные пальцы с ранее ухоженными, но давно не стриженными ногтями — всё выдавало в нём представителя бывшей чёрной аристократии. Он был одет в нарядный смокинг, который был ему слегка тесен, в батистовую рубашку и шёлковые брюки. Узел галстука-бабочки был распущен, и несколько пуговиц на рубашке были не застёгнуты. Весь его вид указывал на психическое расстройство, усугубляемое скорее всего алкоголизмом, а также заметны были явные признаки деменции.

Человек впился глазами в стройную фигуру женшины в скафандре. В его затуманенном сознании свербила одна мысль: вырваться из этой резервации туда, где, как он слышал, расцветает совсем другая жизнь, где люди круглогодично наслаждаются теплом и светом, чистыми водой и воздухом, и где фрукты, грибы, орехи и ягоды сами растут и питают обитателей той страны живительными плодами круглый год. Он также слышал, что на юговостоке бывшей России создана какая-то особая зона, называемая одними Зона Сопровождения 1, другими — Круг Жизни, и вроде бы таких зон не одна, а две или даже три. Он жаждал попасть туда непременно и любой ценой, и его не страшило каким способом – он отдаст всё, что у него осталось, он пройдёт через все круги ада, лишь бы вырваться отсюда, из этого людского зоопарка, любым способом, даже по трупам! Он лихорадочно перебирал в уме варианты: охмурить эту неподверженную гнили и распаду женщину, опоить и снять с неё этот необыкновенный скафандр, а если надо, то и содрать вместе с кожей… Но тут всплыла мысль, что скафандр ему будет мал и он всё равно не сможет оперировать этим мудрёным прибором. И вообще – что делать даже имея скафандр – в какую сторону идти, где она, эта проклятая богом Яхве на веки вечные новая Россия? Мысли его вновь переметнулись: нет-нет, надо бы разжалобить эту девку, показаться ей уязвимым, слабым, нуждающимся… или нет… надо её очаровать своими манерами, блеснуть умом, пораскинуть широтой души, и пусть она сама ищет пути, как вызволить его отсюда… Да! Именно этот вариант спасения будет самым оптимальным… – и представитель 461 генотипа ретировался из толпы. Через несколько минут он вновь появился, но на этот раз все пуговицы на рубашке были застёгнуты, галстук-бабочка завязан, волосы зачёсаны и напомажены, а на лице застыло заученное выражение восхищения… но обладательница стройной фигуры давно видела его энергетически и просто ждала, когда он проявит себя. Действие – вот что во многом определяет человека. И она знала теперь, кто и зачем устроил взрыв помещения, в котором погибло более десяти человек.

«Боже, как Вы прелестны, сударыня! Что за блаженство лицезреть Вас в этом забытом Богом мире. «Пусть дар, которым Вы обладаете, не беспокоит ваше сердце, но не позволяйте ему стать источником страданий для вас в будущем»…- уверен, Вы знакомы с Теософией. Позвольте представиться – Серж Миркосян, скромный бывший предприниматель, а ныне пенсионэр. Могу я узнать Ваше имя?» Её зелёные глаза безстрастно взирали на говорившего: — «ЛеФей. Меня зовут ЛеФей »…

 

… Всякое противодействие воплощаемому Вектору Цели явлений, действий и событий через свершаемые пороки индивидуального или группового характера оказывают разрушающее воздействие на Сознание, а вслед за этим у «участвующих в этом» индивидов проявляется различное отклонение функций их мозга по контролю и сопровождению бытия клетки плоти (различные болезни). Каждый из таких индивидов сам себя ликвидирует, при этом часть из них навсегда лишаются возможности Явленного Обряжения когда-либо, поскольку таковая непригодная Душевная Сущность будет рассеяна. Ликвидация неуправляемой биомассы производится путем аннигиляции, т.е. вводом определённых частот в мозг неуправляемым субъектам… Функции такового технологического контроля состояний, в том числе и состояний общественного сознания, осуществляются с помощью «Шнуров», как одного из элементов активной формы контроля…

«Шнур сделал своё дело, шнур может уходить» — с грустью подумала я, глядя на галстук-бабочку, выглядывающий из-под полы рубашки там, где всего мгновение назад стоял Серж, или как там его звали на самом деле.  Куча одежды – вот и всё, что остаётся от этих существ. Процесс аннигиляции, пусть и ожидаемый, всегда наводил меня на размышления о людских пороках, исправить которые было невозможно никакими способами – кроме этого. Быть Человеком — это, прежде всего, научиться жить, не используя механизмов насилия. Это очень трудно, но  — необходимо.

Марина Валяева

Май 2021